Олена Білозерська (Olena Bilozerska) (bilozerska) wrote,
Олена Білозерська (Olena Bilozerska)
bilozerska

КОМАНДИР АРТИЛЕРИСТІВ "ПРАВОГО СЕКТОРА" EL GATO: "ВОЙНА - НА 95% БЫТОВУХА"

El Gato

Продовжуємо розповіді про наших звичайних героїв - добровольців ДУК "Правий сектор". Сьогоднішній наш співрозмовник - командир артилерійської роти 5-го окремого батальйону ДУК, луганчанин El Gato (позивний перекладається з іспанської як "кіт").

Розповідає El Gato (мовою оригіналу):

- Я командир артиллерийской роты. В роте две батареи - в одной пушки, в другой минометы. Они работают на Песках.

В армии я вообще не был. И те, кто у меня там на батарее воюют - из них в армии, наверное, были двое из десяти.

"ПОЯВИЛИСЬ У НАС ПУШКИ, И МНЕ СКАЗАЛИ: ТЫ ХОТЕЛ БЫТЬ АРТИЛЛЕРИСТОМ - ИДИ"


Научился потому, что, наверное, тяга какая-то подсознательная к артиллерии всю жизнь была. Хотелось в артиллерию. У нас тогда ее не было еще. Просто думал: если будут пушки, хотелось бы попробовать себя в роли артиллериста. Ну, пушки появились, и мне сказали: вот, ты ж хотел - иди. Ну, я и пошел.

Начинал с наводчика, потом стал командиром орудия, потом командиром батареи. Ну, и кончилось тем, что я командую всей артиллерией. Получается. Если держат - значит, нужен. Если б не получалось - поставили бы другого.

Сейчас наша артиллерия молчит, потому что перемирие. В ответку можем только стрельнуть. Но незначительно, потому что по нам огня нету. Иногда только, может, пьяный "снайпер" вылезет или парочка автоматчиков - можем в ответку стрельнуть. А так все тихо. Минометы вообще молчат, пушки стреляют редко-редко.


"Я ТУТ СТОЮ, ЧТОБЫ ОНО ДАЛЬШЕ НЕ ПОШЛО. НЕ ХОЧУ, ЧТОБЫ В СЕЛИДОВО БЫЛО, КАК В ПЕСКАХ"

Я родом с Луганской области. Моя мама всю жизнь проработала учительницей русского языка и литературы. Она мне еще перед войной говорила, что на Донбассе развелось очень много сволочи, которую надо вычищать. Она меня поддерживает, но есть один нюанс: сейчас она не знает, где я. Думает, что работаю на стройке под Киевом.
С первой женой я развелся, сейчас у меня вторая жена. Единственное, чего она хочет - чтобы я живой пришел. Кроме того, что поддерживает.

Я тут стою, чтобы оно дальше не пошло. Еду по Украине - Полтава, Днепропетровск, даже Селидово - спокойные города. Я не хочу, чтобы там было, как в Песках.


"БЛИНДАЖ, ГОВОРЮ, СГОРЕЛ ПОТОМУ, ЧТО МЫ САМИ ЕГО СЛУЧАЙНО СПАЛИЛИ"


Что бы такое интересное вспомнить? Ходил без каски. Удобно, легко. Где-то месяц назад нас накрыли самоходки. Забегал в блиндаж - так головой о притолоку блиндажа цвехнулся - думал, блиндаж снесу. После этого каску ношу всегда.

А как-то у нас блиндаж сгорел. Приезжают журналисты все - 1+1, Интер, 24-й - "блиндаж сгорел, блиндаж сгорел! Это вам тут мина попала?". Кто-то из хлопцев говорит: "Да, это сепаратисты попали, все нормально". Я прихожу и говорю: "Слушайте, это просто несоблюдение правил пожарной безопасности. Буржуйка трубой касалась свода, где доски лежали сухие. Блиндаж, говорю, сгорел потому, что мы сами его случайно спалили. Сами в этот момент в блиндаже не были. Прибежали, а он уже горит. Ну, уже потушить не смогли, только вещи повытаскивали".

"НА ФРОНТЕ ВООБЩЕ, В ПРИНЦИПЕ, НЕ СТРАШНО"

На фронте, вообще, в принципе, не страшно. На фронте - как и в мирной жизни: если ты соблюдаешь правила техники безопасности, ведешь себя аккуратно, не балуешься, не бухаешь - у тебя практически все шансы выжить и вернуться.

Я не считаю, что я герой. Кто такой герой? Я считаю, что в каждой семье должен быть муж героем. Ну, те, кто в аэропорту сидели, когда их пробивали танками насквозь - вот те герои. А мы в Песках четыре месяца стоим. Ну, у нас тоже - и погибшие, и раненые есть. Это какая-то странная война... Воообще, война - это процентов на 95% бытовуха. Вот мы фильмы смотрим - про Перл-Харбор там... Там показывают только кульминации, самые моменты боевые. Они же не могут показывать 90% фильма, как они в туалет ходят, кушать варят, блиндажи роют, в окопе сидят, спят, моются... Все фильмы - и советские, и американские - показывают только квинтэссенцию - самый бой: когда бегут там, рубятся. А такие битвы бывают раз в год. Остальное время - это бытовуха. Лагерь, туалеты, землянки, смены, скучаешь сидишь у бойницы - ничего не происходит, с этим автоматом, мешки с песком тягаешь... Вот мы на Пушках сидим ночью дежурим, корректировщики поднимают - куда выстрелить, все в этой землянке глаза продрали, бегом, в этот прицел - тух-тух- отстреляли, и только одно желание - чтобы они сказали: все, отбой, попали. Слава Богу, опять в землянку спать бегом.

И тем более, позиционная война - она расслабляет очень. Когда ты в наступлении или в отступлении - это движение, ты что-то делаешь, думаешь, быстрее голова работает. А когда позиционная война - это бытовуха, как в Первую мировую, когда они в траншеях по полтора года сидели - они обживались уже там и боевой дух теряли.

"ПУШКИ - ТЕ ЖЕ САМЫЕ ТРАКТОРА, А АРТИЛЛЕРИСТЫ - ТРАКТОРИСТЫ"

До войны я работал в колхозе. Институт сельхоз закончил и 15 лет работал в колхозе. Бригадиром был, учетчиком, начальником стройцеха... Блин, как пришел сюда на войну, думал, хоть здесь меня оставят в покое - тихонько похожу с автоматом. Надо было меньше умничать. И тут взяли командиром тракторной бригады. Пушки - те же самые трактора, а артиллеристы - те же самые трактористы. Один в один, Богом клянусь. Одно и то же. Все равно в мазуте все ходим, а снаряды в солидоле, и мыть их надо соляркой.

Підготувала Олена БІЛОЗЕРСЬКА
Tags: війна, правий сектор, історії з життя
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments