Олена Білозерська (Olena Bilozerska) (bilozerska) wrote,
Олена Білозерська (Olena Bilozerska)
bilozerska

Для тех, кто устал от политики в моем ЖЖ - статья про черных археологов

То же, что в прошлом посте, но по-русски - по специальной просьбе нескольких зарубежных друзей :)


Черные археологи: по кромке закона

Черную археологию можно сравнить с рыбалкой. Если тебе доставляет удовольствие сам процесс, лови рыбу на удочку, но будь готов, что добычи хватит только чтобы накормить кошку. А если ты хочешь разбогатеть на рыбной ловле, отправляйся туда, где нерестятся лососи, перекрывай реку сетью, лови всех подряд, вспарывай им животы и набивай бочки красной икрой. Если тебя не убьют конкуренты и не посадят в тюрьму, ты станешь очень богатым человеком.

КАКИЕ ОНИ?

Традиционно сложившийся у обывателя образ черного археолога: беспринципный охотник за наживой, глумящийся над могилами павших бойцов. Это неправда. Хотя бы потому, что на раскопках (на копе, как говорят черные археологи) много не заработаешь.
Копари – люди специфические. В «цивильной» жизни черный археолог может работать госслужащим, мелким бизнесменом, да вообще кем угодно, и это не имеет значения: все знают, что только на копе он настоящий.

Ради чего эти люди протопывают пешком десятки и сотни километров, выкапывают вручную кубометры земли, часто рискуя нарваться на милицию или беспредельщиков? В первую очередь, они увлеченные люди. «Мы ищем не вещи, а поиск вещей», – сказано в подписи одного из участников копарского форума.

Что ими движет? Желание подзаработать – да, но в последнюю очередь. Конечно, если в процессе раскопок попадется ценная вещь из тех, которые копарь не коллекционирует, он ее продаст. Но эти деньги – скорее небольшое подспорье, чем заработок.
Тяга к приключениям? Легковесно. Скорее всего, азарт. Стремление к риску и боевому братству, не реализованное у большинства современных мужчин. Надо видеть, как они ходят по селам в камуфляжах, с ножами на поясе, шокируя местных жителей.

Чаще всего копарям от 25 до 40 лет. Их знаниям по истории и археологии позавидует любой профессор. Но выражаются они с оборотами, которых профессора не употребляют. На копе могут и выпить – но никогда не напьются.
Как все люди, чей успех зависит от случая, копари суеверны. Они надеются на фарт (именно на фарт, удача капризна, потому что женского рода) и в шутку призывают на помощь «Санкта-Хабариуса» («хабар» на сленге – добыча копаря).

ЧТО КОПАЮТ?

Как правило, копари специализируются на одной теме и копают только ее. Условно их занятия можно поделить на четыре типа: монеты, антика, «Триполье» и «война». Все, кроме Трипольской керамики, современные археологи находят с помощью грунтового металлодетектора. Кроме него, часто используется щуп (Т-образный граненый металлический прут) и всегда – лопата.
Копать можно круглый год, но лучше всего – весной и осенью, когда земля не замерзла и поля не засеяны. По пшенице с аппаратом не походишь!

1. МОНЕТЫ

Не все коллекционеры монет только покупают или выменивают их. Некоторые находят сами. Монеты и украшения они ищут на местах древних стоянок или поселений. Особо популярны поселения Черняховской культуры, где можно найти античные монеты, например, римские денарии, которым по две тысячи лет. Еще «на Черняховке» находят всевозможные бронзовые бляхи и фибулы (заколки на плащ). Такие находки характерны для центра Украины (например, Кировоградской области).

Все готово для поиска монет

На первом в своей жизни копе монет я нашла денгу 1731 года. Парой часов позже пригласивший меня человек стоял на берегу речушки и задумчиво смотрел на два больших валуна с узким просветом между ними. Просвет был прощупан металлодетектором, под валуном оказался серебряный итальянский медальон XVIII века.
Большинство монет стоят сейчас феноменально дешево. Например, за 9 полтораков – серебряных монеток первой половины XVII века – просят около 20 долларов. Рядовые древнеримские денарии стоят от 10 долларов штука, а медные дореволющионные монетки «с орлом» – всего пару гривень.

Копаные солиды - "кристинки"

Не дороже стоят и другие предметы, которые часто «поднимают» копари: от 10 долларов фибула или бляха, а за 6 железных наконечников X века их владелец просил всего 30 долларов.
Наибольшим спросом, как объяснил нам черный археолог Игорь (имя изменено), пользуются сейчас на рынке серебряные монеты позднего средневековья (барокко) XVI-XVII века – талеры. Самый рядовой талер в хорошем состоянии стоит от 100 долларов. Но такую монету еще попробуй найди.

Почему все так дешево? Во-первых, говорит Игорь, «полстраны копает». С тех пор, как 10-15 лет назад появились и стали доступны простым людям металлодетекторы, количество найденных монет резко увеличилось и цена, соответственно, упала. Во-вторых, на цену монеты влияют два фактора – ее состояние и редкость (монета, выпущенная 5 лет назад ограниченным тиражом, стоит дороже, чем огромным тиражом тысячи лет назад).
Заработать, копая монеты, практически невозможно – разве что найдешь клад, где их будет сразу 2-3 тысячи. Но Игорю известно всего несколько случаев, когда такие клады действительно находили.

2. АНТИКА

Антику копают на юге Украины – в Крыму, Херсонской, Одесской, Николаевской областях. В сферу интересов специализирующихся на ней черных археологов входят поселения греческих городов-полисов, а также скифские и сарматские захоронения. Только на этой теме и можно реально заработать – золотые вещи из скифского могильника продаются в Украине от 100 долларов за грамм. Но это в том случае, если тебя не убьют конкуренты и не поймают правоохранители – за тем, на чем можно заработать, и контроль жестче. Поэтому, как правило, такие копари не работают в одиночку с лопатами, а «по-быстрому» сносят древние курганы и могильники экскаватором. Видимо, у них «все схвачено».

Знакомый рассказывал про двух новичков в копарском деле, которые в две лопаты разрыли скифский курган и нашли там золотые украшения, оцененные впоследствии в несколько миллионов долларов. Через какое-то время ребята «нашли» этот клад на собственном земельном участке, сдали его государству и получили законную четверть (по цене металла). Но такие случаи – почти нереально редки.

Найденные на территории Украины античные ценности, к сожалению, в большинстве своем не остаются на родине. Поезд «Севастополь-Москва» называют археологическим – это главный канал подпольной переправки раритетов в Россию.
Рынок антиквариата в нашей стране, говорит Игорь, носит хаотичный и неуравновешенный характер. В следующем году всемирно известный лондонский аукционный дом «Сотбис» собирается открыть в нашей стране филиал. Тогда настоящие коллекционные раритеты вырастут в цене, и торговля ими будет происходить более цивилизованно. Они будут заноситься в каталоги, и их перемещение за пределы Украины будет затруднено.


3. «ТРИПОЛЬЕ»

Некоторые любители копают трипольскую керамику. С помощью щупа они находят остатки хат, где более четырех тысяч лет назад жили наши предки. Если повезет, в одной хатке может находиться от трех до десяти маленьких целых расписных банячков («чернильниц»). Их цена – от 30-50 долларов. Большой расписной баняк, собранный из осколков процентов на 80, стоит 300-400 долларов. Бинокуляр – редкая вещь, похожая на два перевязанных посередке снопа – может стоить 600-700 долларов. Верхняя часть большой антропоморфной фигурки и крупная зооморфная фигурка – от 100 долларов.

Такая хатка раскапывается примерно за неделю, и заработок копаря зависит не только от его знаний и везения, но и напрямую от количества переработанных кубометров.
«Триполье» копают в значительной степени для заработка, но деньги, как мы видим, небольшие. На любой, даже неквалифицированной, работе можно получать больше.

Выкопанные изделия через личные контакты продают перекупщику. После реставрации тот перепродает изделие высокопоставленным коллекционерам. Его цена при этом вырастает в 2-3 раза.
В Украине есть несколько крупных коллекционеров (Игорь назвал две всем известные фамилии). Они, по его словам, плохо разбираются в антиквариате, подборку для них осуществляют искусствоведы. Богатые люди, говорит Игорь, лишней копейки не заплатят. А простой коллекционер снимет последнюю рубашку, но нужную ему вещь купит.
Кстати, последние пару лет трипольская керамика практически открыто продается на слетах коллекционеров, проходящих в Киеве в последнюю субботу каждого месяца.

4.«ВОЙНА»

Драгунский карабин системы Мосина образца 1909 г.

У них это называется «ходить по войне». Занятие опасное (найденный тобой снаряд может рвануть, а за найденные у тебя оружие или боеприпасы могут посадить) и неблагодарное – заработать на нем практически невозможно, т.к. редкие награды, коллекционное оружие в хорошем состоянии и т.п. попадаются очень редко.

К поездкам «на войну» ребята готовятся всю зиму. Изучают военные мемуары и карты боев, а уже на месте опрашивают местных жителей.
Большинство этих копарей соблюдают неписаные правила: если находят останки солдата, хоронят его, иногда подзахоранивают в находящиеся поблизости братские могилы, сообщают о найденных останках и советских, и немецких солдат в официальные поисковые организации. Но есть и мародеры, выбрасывающие человеческие кости куда попало и даже разрывающие могилы. Ребята называют их выродками. Это из-за них, похоронив бойца, они не ставят на могиле креста – иначе немедленно разроют в поисках добычи.

Черные археологи знают правду, которую скрывает официальная история. Считается, например, что в 1941 году нашим войскам катастрофически не хватало боеприпасов. Но, раскапывая места боев 41-го года, ребята почти не находят в земле стреляных гильз, а находят целые патроны, рассыпанные как попало. Это означает, что в первые месяцы войны солдаты массово выбрасывали боеприпасы и бежали либо сдавались в плен.

Копарь позирует, сидя на «хабаре» – советских артиллерийских гильзах к трехдюймовкам

Как парни поступают с найденным «хабаром»? Из патронов высыпают порох, гранаты дезактивируют, удаляя из них «начинку», а винтовки и карабины просверливают. После чего их можно законно присоединить к своей коллекции.

ИСТОРИИ С КОПА

Быть черным археологом – иногда весело. Как-то Д. залез с металлоискателем на огород к одной старушке – поискать монеты, а тут и хозяйка. Увидела человека в авиационном шлемофоне на голове (это вместо наушников) и со странным прибором в руках. «Ти хто такий? Що тут робиш?». А Д., еще до того, как залезть на огород, заприметил, что под хатой у бабки растет мак. «Мак шукаю», – говорит. Бабушку как ветром сдуло…

Иногда быть копарем страшно. Однажды С. с коллегой метровым щупом исследовали траншею. И «двинули» по снаряду или мине. Рвануло сильно. Очнувшись, С. увидел, что он весь в крови, а ног ниже колена нет. От его крика очнулся товарищ. К счастью, оказалось, что кровь – от небольших осколочных порезов на лице, а ноги ниже колен… присыпаны землей. Повезло.

Такие опасные находки валяются в лесу просто так

Однажды двое копарей нашли следы явного криминала – скелет ребенка, завернутый в полиэтилен. Сообщили ли они в милицию, нам неизвестно. Возможно, что и нет – кому нужны проблемы?

ЧТО ЗА ЭТО БЫВАЕТ?

На кого нарветесь. Законы сформулированы предельно нечетко. С 2004 года в Украине действует «Закон про охорону археологічної спадщини», разрешающий раскопки только официальным организациям, имеющим все необходимые разрешения. В ст. 10 этого Закона сказано: «Використання будь-якою особою металодетекторів та інших приладів для  пошуку об'єктів археологічної спадщини або рухомих предметів, пов'язаних з культурним шаром, без наявності відкритого листа і дозволу на проведення археологічних досліджень є незаконним». Под определение «объект археологического наследия» может подпасть что угодно, на чем сохранились следы человеческой деятельности, но на практике эта норма не работает.

В Уголовном кодексе Украины есть статья 252 «Умисне знищення або пошкодження територій, взятих під охорону держави, та об'єктів природно-заповідного фонду», предусматривающая штраф до двухсот необлагаемых налогом минимумов доходов граждан или лишение свободы до трех лет. Под нее, по-видимому, можно подвести черных археологов, копающих в заповедниках и на территориях, признанных археологическими памятниками. В Административном кодексе есть статья 92 «Порушення правил охорони і використання пам'яток  історії  та культури» – штраф от трех до семи минимумов.

Что это означает на практике? За поиски монет на полях и огородах вам не будет ничего. Монеты лежат в пахотном слое, который повредить невозможно при всем желании: до вас это сделал плуг.
За ямы, выкопанные в лесу, вам тоже ничего не будет. Если, конечно, при вас не найдут боевых патронов, винтовок, гранат и т.д. Тогда будет очень плохо. В старом уголовном кодексе эта статья имела номер 222 (сейчас 263), и ее называли «три гуська». От двух до пяти лет.
В скифские курганы и прочая лучше не лезть – если не покалечат, то посадят.
А еще, если копаете в одиночку, вы рискуете (при любом из видов копа) нарваться на беспредельщиков, которые изобьют вас и отберут аппарат. Так что осторожнее...

КАК СТАТЬ КОПАРЕМ?

Понадобится немного – и очень много. Из вещей – лопата, желательно щуп и грунтовый металлодетектор.
Слабенький металлодетектор, с небольшой глубиной поиска и без дополнительных функций, обойдется вам примерно в 300 долларов. Хорошая модель, с жидкокристаллическим дисплеем, позволяющая получить информацию о типе обнаруженного предмета (гвоздь, пробка, фольга, кольцо, монета), металле, из которого он сделан, и глубине, на которой лежит, стоит от 1000 долларов и выше.

Из личных качеств – огромные знания, смелость, упорство и авантюрный склад характера. И друзья, которые примут новичка в свою компанию. Если вы не журналист, у вас на это больше шансов – никакого освещения их деятельности люди, ходящие по кромке закона, не приветствуют.

Елена БЕЛОЗЕРСКАЯ.
Фото автора

("Украинские Итоги", октябрь 2007)
Tags: статті мої, фото, чорна археологія
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 64 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →